Минчанин купил машину в конфискате, а ее бывший владелец спустя пять лет подал заявление об угоне

Автомобиль с площадки конфиската? Почему бы и нет, если цена и состояние подходящие, а государство дает гарантию, что никаких обременений по автомобилю нет — его можно свободно покупать и продавать, выезжать заграницу. Так думал минчанин Никита (имя изменено), пока не столкнулся с самым настоящим мошенничеством бывшего владельца конфискованного авто и едва не лишился собственности.

Фото Павел Мурашко
Фото носит иллюстративный характер

«Даже за границу несколько раз на этой машине выезжал»

— В августе 2014 года я купил в автоконфискате дорогостоящий автомобиль. Стоил он больше 20 тысяч долларов. Машина была в хорошем состоянии. Я подал заявку на участие в аукционе, и, так как был единственным участником, то выиграл его. Автомобиль был без обременений, то есть я мог его свободно потом продать, выезжать заграницу.

В Беларуси автомобиль был конфискован за нарушение сроков пребывания в режиме временного ввоза. Владелец, гражданин иностранного государства, не успел вывезти свое авто обратно. Суд постановил автомобиль конфисковать в доход государства.

— У автомобиля было пару нюансов, на которые я тогда не обратил внимания. Отсутствовал техпаспорт и один регистрационный знак. Ключ тоже был только один. Тем не менее, по документам, которые я получил от магазина автоконфиската, автомобиль поставили на учет. Я получил номера и спокойно ездил почти пять лет. Несколько раз выезжал на своем авто заграницу, никогда никаких проблем не возникало.

В апреле прошлого года Никита подал объявление о продаже машины. С регистрации машину не снимал, так как собирался сделать это вместе с покупателем, заключив в ГАИ договор купли-продажи.

— В ГАИ мы заключили договор с покупателем, я сдал номера и техпаспорт, и мы стояли в очереди получать транзитные номера. Ждать нужно было часа два. Покупатель уже передал мне деньги, а я ему — ключи от автомобиля. Чтобы не терять время, покупатель предложил мне прокатиться до ближайшей заправки, а заодно более подробно рассказать об автомобиле. Когда мы вернулись назад, меня ждал «сюрприз». Следственный комитет, опергруппа: «Машина в розыске Интерпола, ты угонщик!». У меня начинается паника. Я не понимаю, что происходит. Какой угон, какой Интерпол? Следственная группа начинает изымать у меня ключи от автомобиля, искать понятых, осматривать автомобиль.

Никита пытался объяснить, что уже пять лет владеет автомобилем, и ни о каком угоне не может быть и речи. Ошарашенный владелец начал возмущаться, а потом закрылся в автомобиле и уже все переговоры вел из него. Никита говорит, что следователи отказывались предоставлять документы на изъятие и осмотр автомобиля.

Понятное дело, что не менее ошарашенному покупателю Никита вернул деньги.

«Хочу привлечь бывшего владельца машины к ответственности»

— После всех разбирательств автомобиль у меня все же изъяли. Но вот что интересно. Когда вызвали эвакуатор для доставки машины на штарфстоянку, ГАИ отказалась забирать машину, потому что у них по базе Интерпола она не числится в угоне. Говорят — у нас нет оснований забирать машину. Следователи кричат — у нас есть рапорт, она в угоне. В итоге я сам на своей машине поехал на штрафстоянку, потому что ГАИ так и не взялась ее эвакуировать.

Потом началось следствие. В ходе него была проведена экспертиза, исследован вин-номер автомобиля, техпаспорт. Следов подделки, естественно, нигде не нашли. Все это заняло около двух недель. Никита написал заявление следователю о выдаче автомобиля на ответственное хранение и получил машину назад.

Следствие длилось до июля. Выяснилось, что автомобиль был приобретен законно, поэтому было вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела. Казалось бы, все в порядке, следствие разобралось, что никакого угона не было? Как бы не так.

— В октябре Национальное центральное бюро Интерпола Беларуси уведомляет меня, что мой автомобиль числится в розыске по учетам похищенного автомототранспорта базы данных Генерального секретариата Интерпола по инициативе правоохранительных органов Литовской Республики. И вот тут начинается второй этап моей эпопеи. Я закидываю жалобами все возможные государственные органы, включая Генеральную прокуратуру. На каком основании у меня изымают автомобиль, который был законно приобретен? Почему после проверки Центральным РУВД Минска информация о том, что мой автомобиль не находится в угоне и не является похищенным, не была направлена в Интерпол Литовской Республики и другие уполномоченные органы?

Никита подключил адвоката и начал бомбардировать письмами государственные органы Литовской Республики. Присылал документы о том, что автомобиль был в судебном порядке конфискован и обращен в доход государства у гражданина Литвы за нарушение сроков временного ввоза. По словам Никиты, литовская сторона на письма вообще не реагировала. Пострадавший писал в Генеральную прокуратуру Литвы и в департамент полиции. Получал только уведомления о том, что заказные письма получены, но ни одного ответа так и не дождался.

— Я требовал от государственных органов возбудить в отношении бывшего владельца уголовное дело по факту мошенничества, но мне везде отвечали отказом. В МИД посоветовали, чтобы я сам обращался к литовским властям. Я побывал на приеме у заместителя генерального прокурора, там меня немного успокоили. Сказали, что прокуратура города готовит материалы для возбуждения уголовного дела по факту мошенничества. По их информации, это не один такой случай. Правда, до сих пор я не знаю, на какой стадии находится это дело.

В конце концов напористость Никиты дала свои плоды. Его услышали. Литовская сторона прислала постановление об удалении машины из базы угнанных авто Интерпола. Розыск прекращен. Машину можно было снова спокойно снимать с учета и продавать.

— Тем не менее, бывший владелец, который провернул эту схему, остается безнаказанным. Он не является гражданином Беларуси, поэтому наши органы советуют мне обращаться с заявлением в литовские правоохранительные органы. Чтобы просто доказать свою невиновность в этой, казалось бы, простой ситуации, мне пришлось потратить уйму денег, времени и нервов.

Сейчас адвокат Никиты готовит очередное заявление во все органы Беларуси и Литвы, чтобы все-таки возбудили уголовное дело и привлекли бывшего владельца к ответственности. В том числе Никита рассчитывает на возмещение морального и материального вреда.

Читайте также

Фото: Павел Мурашко
В Беларусь хлынули авто, растаможенные по «льготному» указу. Дилеры прогнозируют спад продаж
Фото: Павел Мурашко
«Geely продаются долго и ниже рынка». Что интересного есть сейчас в автокомиссионках

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *