Украина: министры не дорабатывают и месяца, ситуация не проясняется. Президент не скрывает усталости

Утвержденное менее тридцати дней назад правительство Дениса Шмыгаля понесло первые ощутимые потери. В условиях эпидемии и очевидного финансового кризиса были обезглавлены Министерство здравоохранения и Министерство финансов. 30 марта собравшаяся на внеочередное заседание Верховная Рада отправила в отставку Илью Емца и Игоря Уманского.

  • Имя Александр Федута

    Политконсультант

Оба министра считались далекими от политики технократами, что, судя по всему, их и сгубило.

4 марта Илья Емец был назначен министром в результате длительных переговоров после отставки застрявшей в карантине вместе с прилетевшими из Китая украинцами Зоряны Скалецкой. Опытный кардиолог, он не имел реальной поддержки в политических и бизнес-структурах, хотя полгода умудрился возглавлять Минздрав Украины еще в 2010 году. И назначали его министром, как говорится, «в мирное время» — до начала эпидемии коронавируса в стране.

Ситуцаия резко изменилась, когда стало понятно, что эпидемия идет — а министерство Емца не обладает никакими необходимыми финансовыми ресурсами, чтобы ей противостоять. Мало того: наиболее «громкими» из носителей коронавирусной инфекции оказались политики и крупные бизнесмены, успешно подхватившие ее на модном курорте Куршевель и вынужденные проходить лечение по месту жительства. Как злорадно иронизировали завсегдатаи социальных сетей, теперь эти ребята полечатся в тех палатах, которые они готовили для нас. Действительно, как только стало понятно, что заграничные клиники не намерены принимать украинский истеблишмент, начались немедленные миллионные (не в гривневом эквиваленте) вливания в больницы, закупки тестов на коронавирус, привозы дорогостоящей импортной техники — благо, никто не запрещал проведение торговых операций с западными производителями медицинского оборудования.

И как только стало понятно, что отрасль в этих условиях нуждается не столько во враче, сколько в управленце с политическим влиянием за спиной, Емца отправили в отставку.

Но вместе с ним в отставку отправили и министра финансов. Так совпало. Это не взаимосвязанные, а именно совпавшие по времени события.

Игорь Уманский был «министром надежды»: на должность был назначен технократ, имевший опыт и при этом равно удаленный от всех олигархических группировок. Поскольку и олигархам уже было не до него (президент поручил им бороться с коронавирусом, о чем мы писали ранее), можно было надеяться на то, что Уманский сможет разобраться и в своем ведомстве, и с доставшимся ему наследством.

Наследство было непростым. В частности, Верховной Раде предстоит принять так называемый «антиколомойский закон» — закон, запрещающий правительству возвращать национализированные банки их бывшим владельцам. Принятие этого закона было одним из требований Международного валютного фонда и затрагивает, прежде всего, интересы бывших владельцев «Приватбанка» (то есть, Игоря Коломойского и его компаньонов). Уманский активно поддерживал этот закон, лучше других понимая, что без зарубежных вливаний борьбу с экономическим кризисом, стимулированным эпидемией, Украина не выиграет.

И вторая проблема, которую предстояло решить министру, — коррупция. Тут, вероятно, белорусские читатели улыбнуться, понимая, что побороть коррупцию даже в условиях компактной страны, практически лишенной олигархического влияния на внутреннюю политику, очень трудно. Но Игорь Уманский и не претендовал на лавры Александра Лукашенко: речь шла всего лишь о кадровых перестановках в руководстве таможенного и налогового ведомств, подчиненных Министерству финансов. Однако в борьбе министра-технократа с директорами насквозь коррумпированных ведомств технократ имеет все шансы проиграть. Что и произошло. Какой бы чистой ни была репутация Уманского, его вынудили написать заявление об отставке, и Рада ее приняла.

Проблема в том, что будет дальше.

Преемников обоим министрам Рада смогла назначить только в результате повторного голосования. И это — при том, что формально парламентское большинство является монопартийным и состоит из членов партии, возглавляемой президентом. О том же, насколько шатки позиции самого президента в глазах парламентского большинства может свидетельствовать следующий факт: Владимир Зеленский внес в Раду кандидатуру на еще одну вакансию, министра энергетики, однако сам снял ее с рассмотрения. Было понятно, что кандидатка на эту должность слишком тесно связана с контролирующим электроэнергетику Украины олигархом Ринатом Ахметовым, у которого конфликт практически со всеми фракциями Рады.

Чувствуется, что Зеленский устал. В Раду он приехал со следами трехдневной небритости, хотя обычно старается во время публичных выступлений выглядеть даже слегка щеголеватым. Можно сказать, что это было верным признаком усталости Владимира Александровича. Но ему сейчас не позавидуешь. В стране назревает крупный финансовый кризис, идут переговоры с МВФ, чтобы предотвратить обвал экономики. При этом министра финансов отправляют в отставку, а нового назначают только со второго захода — так что в случае, если вдруг (теперь уже — вдруг!!!) МВФ согласится предоставить Украине очередной транш кредита, подписывать их придется лицу с очень шаткими позициями в парламенте.

Хотя рейтинг Зеленского остается очень высоким, и он все еще — самый популярный политик Украины, править единолично он уже не может. Президенту нужно вступать в переговоры с другими политическими тяжеловесами, а это означает — идти на уступки, пускать в коалицию (либо непосредственно в правительство) чужаков. Можно попытаться блокироваться с «Европейской солидарностью» — но тогда нужно извиняться перед Петром Порошенко. Можно, напротив, заключить союз с «Оппозиционной платформой За Жизнь» Виктора Медведчука — но тут проще сразу попросить помощи у Кремля, не прибегая к услугам посредников.

А впереди Украину ждет секвестр бюджета, провести который без парламентской поддержки невозможно, и принятие нового закона о земле, способного взорвать страну изнутри и привести во власть Юлию Тимошенко, ставшую сегодня главной идейной опорой аграрного сектора.

В общем, Зеленскому не позавидуешь. Он ведь никогда не претендовал на исполнение роли Гамлета с его «Быть или не быть». Но играть придется.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *